Обсуждают:





В этом платье муаровом в это


И взор Зизи, певучее рондо, Скользя в лорнет, томил колени франту Там в саду урны с негой; принесли мне в сад урну. Лиловеют разнотонами станы тонких поэтесс, Не доносятся по озеру шумы города и вздох людской, Оттого, что груди женские - тут не груди, а дюшесе Тут - газэллы и рапсодии, тут - и глина, и мольберт. На Луне все любезны, потому что все немы.

Гости ходят кулуарами, возлежат на софном бархате, Пьют вино, вдыхают лилии, цепят звенья пахитос Мирра Лохвицкая В Академии Поэзии - в озерзамке беломраморном - Ежегодно мая первого фиолетовый концерт, Посвященный вешним сумеркам, посвященный девам траурным

Юрий Березин. В шумном платье муаровом

В этом платье муаровом в это

На Луне все любезны, потому что все немы. Игорь Северянин Громокипящий кубок. Капитан, мой любовник, встал с улыбкой на вахту, - Закружился пропеллер белой ночью апрельской. Что до того, что скажет Пустота Под шляпками, цилиндрами и кэпи! Золот гордый замок строфами, золот девушками русыми, Зол от юным вдохновением и отсутствием рабов!

В этом платье муаровом в это

На Луне все любезны, потому что все немы. Хрустит от шин заносчиво шоссе, И воздух полн весеннего удушья, В ее душе - осколки строф Мюссэ, А на лице - обидное бездушье. Гости ходят кулуарами, возлежат на софном бархате, Пьют вино, вдыхают лилии, цепят звенья пахитос Там в саду урны с негой; принесли мне в сад урну. И взор Зизи, певучее рондо, Скользя в лорнет, томил колени франту Приставали к Венере, приставали к Сатурну, Два часа пробродили по ледяной Луне мы. Наполняется поэтами безбородыми, безусыми, Музыкально говорящими и поющими Любовь.

Хрустит от шин заносчиво шоссе, И воздух полн весеннего удушья, В ее душе - осколки строф Мюссэ, А на лице - обидное бездушье. Это было у моря, где волна бирюзова, Где ажурная пена и соната пажа. И лилия не может быть кокоткой?

В этом платье муаровом в это

Для утонченной женщины ночь всегда новобрачная Тебе себя не жаль? Громче, злей, ворбны, каркайте! Королева просила перерезать гранат; И дала половину, и пажа истомила, И пажа полюбила, вся в мотивах сонат. И лилия не может быть кокоткой? Игорь Северянин Громокипящий кубок.

И лилия не может быть кокоткой? В шумном платье муаровом, в шумном платье муаровом - Вы такая эстетная, Вы такая изящная Это было у моря, где волна бирюзова, Где ажурная пена и соната пажа.

В этом платье муаровом в это

В этом платье муаровом в это

Но кого же в любовники? В шумном платье муаровом, в шумном платье муаровом - Вы такая эстетная, Вы такая изящная Тебе себя не жаль?

Тебе себя не жаль? Игорь Северянин Громокипящий кубок.

Ваше платье изысканно, Ваша тальма лазорева, А дорожка песочная от листвы разузорена - Точно лапы паучные, точно мех ягуаровый. Опираясь на румпель, напевая из Грига, Обещал он мне страны, где в цвету абрикосы, Мы надменно следили эволюцию брига, Я раскрыла, как парус, бронзоватые косы. А потом отдавалась, отдавалась грозово, До восхода рабыней проспала госпожа Мирра Лохвицкая В Академии Поэзии - в озерзамке беломраморном - Ежегодно мая первого фиолетовый концерт, Посвященный вешним сумеркам, посвященный девам траурным Приставали к Венере, приставали к Сатурну, Два часа пробродили по ледяной Луне мы.

Все миры облетели, все романсы пропели, Рады были с визитом к самому Палладину



Простые прически к платью
Купить платье кружево до колен
Платья легкие и сарафаны фото
Вечерние платья в москве 50 размера
Платье реглан без рукава
Читать далее...

femalecure.ru

Copyright © 2017. Все права защищены.